ENG
Всероссийский научно-исследовательский геологический институт им. А.П. Карпинского
Институт
ЦНИГР музей
История

История музея

С первых дней существования Геологического комитета в нем стали закладываться основы для создания геологического музея. В первом Положении о Комитете в качестве одной из задач было определено «собирание горных пород и полезных ископаемых и составление из них систематических коллекций».


Первое «Положение о Геологическом Комитете»

На заседании Присутствия Геологического комитета 29 января 1883 г. был заслушан проект старшего геолога С.Н. Никитина об организации музея областной геологии, иллюстрирующий геологическое строение территории страны по листам десятиверстных геологических карт. Это предложение было поддержано, и было принято решение: «не предрешая … вопросов о будущем помещении Комитета, составе и характере будущего геологического музея … основать геологическое собрание, в котором сохранять существенный материал, послуживший составлению карты и геологического описания местности».
Первой коллекцией будущего музейного собрания Геолкома стала переданная в дар Комитету личная коллекция С.Н. Никитина, содержавшая 3 744 образца горных пород и фаунистических остатков из различных губерний Европейской России и ряда стран Западной Европы. Коллекция разместилась в двух витринах и шести шкафах.
Коллекции Геологического комитета ежегодно пополнялись материалами, собираемыми как штатными членами Комитета, так и лицами, работающими по его поручению, а также сторонними учреждениями и лицами, присылающими материалы в Комитет для их определения и передающие их в дар Комитету.
Заведовали коллекциями по различным регионам России геологи, чьи имена впоследствии произносились с гордостью - В.А. Домгер, А.П. Карпинский, А.А. Краснопольский, А.О. Михальский, И.В. Мушкетов, С.Н. Никитин, Ф.Н. Чернышев. В 1885 г. геологические коллекции занимали уже 34 шкафа, к 1913 году количество коллекционных шкафов достигло 700.
На протяжении 30 лет Геологический комитет испытывал большие трудности в работе из-за отсутствия надлежащего помещения, в котором можно было бы разместить сотрудников, коллекции и библиотеку. Комитет вынужден был ютиться то в трех комнатах в Горном институте, то в выделенной ему там же профессорской квартире, для увеличивающегося штата сотрудников нанимались частные квартиры в различных, районах. С 1894 г. Геолком стал арендовать особняк графини Остен-Сакен (4-я линия Васильевского острова, дом 15), куда были перевезены все геологические коллекции, находившиеся в кабинетах Горного института.


Особняк графини Остен-Сакен (4-я линия Васильевского острова, дом 15), арендовавшийся Геологическим Комитетом

Вопрос о строительстве специального здания для Геологического комитета поднимался еще до вступления Ф.Н. Чернышева в должность директора. В 1901 и 1904 гг. Присутствие назначало специальные комиссии для подготовки этого вопроса, которым поручалось определить размеры здания, приблизительную стоимость сооружения и возможность постройки без специального кредита.
Ф.Н. Чернышев, став директором Геолкома, продолжил начатую А.П. Карпинским борьбу за выделение специальных средств на строительство здания.




Одно из писем Ф.Н. Чернышева о необходимости строительства здания для Геологического Комитета

Эта борьба увенчалась успехом лишь 5 июня 1912 г., когда Император Николай II подписал «Закон об определении стоимости постройки и оборудования здания Геологического комитета и музея прикладной геологии и об отпуске из государственного казначейства средств на производство означенных постройки и оборудования». Профессор Н.Н. Яковлев писал в 1914 г.: «по словам одного из высших чинов министерства, геологический комитет мог добиться для себя строящегося великолепного здания только благодаря Чернышёву ... По выражению этого лица, Чернышёв буквально никому не давал покоя, пока не добился постройки ...»


Торжественная закладка здания Геологического Комитета 28 апреля 2013г.



Заметка из газеты «Новое Время» от 29 апреля 2013 г. о торжественной закладке здания Геологического Комитета



Начало строительства здания Геологического Комитета

В статье 29 нового, утвержденного в этом же году «Положении о Геологическом коми-тете», было записано: «При Геологическом комитете состоит музей прикладной геологии. Непосредственное заведование музеем и его отделами поручается геологам и адъюнкт-геологам - по избранию Присутствия».
Ф.Н. Чернышев cтал последовательно проводить идею создания современного музея при Геолкоме, который, в отличие от академического, должен был стать музеем практической геологии.

После утверждения законопроекта о строительстве здания комитета Ф.Н. Чернышев образовал музейную комиссию, в которую вошли А.А. Борисяк, Н.И. Андрусов, М.Д. Залесский, Я.С. Эдельштейн, Н.Н. Яковлев и Л.А. Ячевский.
Нужно было в первую очередь решить вопрос о музейной мебели, установить наличие и пригодность геологических коллекций для музея, наметить план выставочных работ и т. д. Большое значение в решении ряда вопросов, связанных с организацией музея, имела поездка Ф.Н. Чернышева и П.И. Степанова в 1913 г. на XII сессию МГК в Канаду. Они специально посетили ряд музеев Европы и Канады, и детально ознакомились с методикой и техникой музейного дела, с экспозицией выставочных материалов и их оформлением. В результате работы комиссии была определена структура музея, включавшая шесть отделов: территориальной геологии, полезных ископаемых, строительных материалов, буровых скважин, монографических коллекций и иностранный.
В конце 1913 г., когда еще шло строительство здания Геологического комитета, был уже составлен первый предварительный план музея, разработанный под руководством Ф.Н. Чернышева.


Один из первых планов размещения выставок в музее Геологического Комитета

В дальнейшем эти наброски легли в основу генерального плана выставочных работ музея. К великому сожалению, Феодосию Николаевичу не удалось увидеть окончание строительства здания Геологического комитета и задуманного им крупнейшего геологического музея. В ночь на 2-е января 1914 г., на 58-м году жизни, Ф.Н. Чернышев скоропостижно скончался.
После смерти Ф.Н. Чернышева созданная им комиссия была переименована в Музейную, председателем которой был избран А.А. Борисяк. Перед комиссией стояли задачи приведения в порядок коллекций Комитета, хранившихся в шкафах, кабинетах геологов и на складе; заказа музейной мебели, разработки подробного плана музея, организации перевозки коллекций в новое здание и распределения их по залам музея и местам хранения.
Некоторая музейная мебель в Геологическом комитете имелась - это были отдельные витрины-столики и витрины с ящиками для коллекций, а также коллекционные шкафы, изготовленные мелкими кустарными мастерскими. К 1914 г. было всего 35 таких витрин и 70 коллекционных шкафов. Первые чертежи витрин, выполненные по заданию Музейной комиссии, и каталоги дрезденской фирмы, поставлявшей железную остекленную мебель Музею Александра III (ныне Русский музей), были представлены руководству Геологического комитета.


Один из первых чертежей витрин для музея





Образцы витрин в каталогах зарубежных фирм

Эти витрины более или менее удовлетворяли основным требованиям Музейной комиссии, и решено было обратиться к отечественным фирмам с предложением взять на себя исполнение крупного заказа по изготовлению шкафов и витрин, но ни одна из отечественных фирм заказа этого принять не решилась. Свой отказ наиболее обстоятельно мотивировала фирма Сан-Галли, которая пояснила, что фасонное железо, потребное для исполнения заказа, в России не изготовляется. Ввиду невозможности получить в России мебель требуемой конструкции, Музейная комиссия получила разрешение от дирекции Геологического комитета заказать мебель за границей, но при условии, что будут привезены только металлические части мебели, а стекла и деревянные ящики должны быть изготовлены на отечественных заводах. В дальнейшем выяснилось, что и стекла требуемой толщины на наших заводах тоже получить невозможно. Решено было заказать витрины и специальные коллекционные шкафы шести заграничным фирмам: английской в Лондоне, бельгийской в Брюсселе, немецкой в Дрездене, французской в Париже, шведско-американской в Або, немецкой «Мальцер». Все фирмы имели представительства в Петербурге, которым при заказе были даны указания, чтобы витрины были односторонние, стенные, и двусторонние, для средних частей залов музея; чтобы содержали ящики для коллекций и стекольные горизонтальные и вертикальные выставочные окна. Кроме того, шведско-американской мебельной фирме был сделан дополнительный заказ на 100 дубовых шкафов (они размещены в настоящее время в коридорах ВСЕГЕИ). Причем фирме были даны указания, чтобы лотки и ящики в этих шкафах были разных конструкций.

На заседании Присутствия Геологического комитета 18 марта 1914 г. были произведены выборы заведующих отделами музея, «согласно закрытой баллотировке оказались выбранными: А.А. Борисяк, М.Д. Залесский, Н.Н. Яковлев, Л.А. Ячевский и Я.С. Эдельштейн».
Музейная комиссия регулярно заседала в течение 1914 г., вновь обсуждая общий план организации музея и распределение коллекционных материалов по отделам. В одном из протоколов заседания комиссии Комиссия представила Присутствию свой план организации музея. «При предположении, что главной задачей музея будет иллюстрирование геологического строения Российской империи, очевидно, что группировка и расположение материала в нем должны быть произведены по районам или территориям. Такой музей правильнее было бы называть музеем региональной геологии. Так как в настоящее время имеется налицо всего лишь несколько листов десятиверстной геологической карты Европейской России, а для Азиатской России... нельзя даже ожидать появление их ранее, чем через 12-20 лет, то очевидно, что план расположения материала по листам десятиверстной геологической карты должен быть признан неосуществимым... Кроме того, нельзя будет избе-жать частого повторения выставок одних и тех же геологических образований, раз эти образования одинаково развиты в соседних листах. Указанные неудобства в значительной мере устранятся, если вместо расположения материала по листам десятиверстной геологической карты будет принят способ распределения его по естественным физико-географическим областям... Если, однако, исходя из самого названия - Музей прикладной геологии, смотреть на это учреждение, как на такое, которое должно прежде всего удовлетворять потребностям и запросам практической жизни и деятелей горнопромышленности, сельского хозяйства, дорожного строительства и т. д., то не подлежит ни малейшему сомнению, что отделу так называемых полезных ископаемых (нефть, минеральное топливо, соли, руды и т. д.) должно быть отведено отнюдь не второстепенное, а, по меньшей мере, столь же видное место, как и отделу региональной геологии... Наиболее целесообразным представляется план расположения материала в отделе полезных ископаемых по рубрикам естественной классификации... Наконец, отдельная часть музея посвящается выставке материалов, описанных в монографиях, изданных Геологическим комитетом».

К лету 1914 г. на трех этажах здания Геологического комитета была почти закончена внутренняя отделка. К этому времени коллекции, библиотека и остальное имущество Комитета были перевезены в новое здание, а занимаемые Комитетом частные квартиры освобождены.


Сборы перед переездом музея с 14 линии в новое здание Геолкома


Переезд в новое здание Геолкома

Здание Комитета настолько было подготовлено к заселению, что ко времени возвращения геологов с летних полевых работ и из командировок оказалось возможным распределить весь наличный персонал Комитета по предназначенным помещениям. К началу зимы четвертый этаж здания Комитета (помещение музея) также был закончен.
Однако окончание строительства здания совпало с началом первой мировой войны, что сильно задержало организацию музея. С июля 1914 г. начался переезд Геологического комитета в новое здание. «Тяжелые обстоятельства военного времени вызвали естественное желание со стороны Комитета идти навстречу потребностям, вызванным войной, и все помещения Комитета, предназначенные для лиц администрации, канцелярии, были предоставлены к 1 октября 1914 г. под устройство лазарета на 50 раненых... Помещения музея к 28 декабря 1914 г. так-же были отведены под устройство Петроградским городским управлением лазарета на 650 нижних чинов».


Карточки нижних чинов, проходивших лечение в госпитале, размещенном в помещениях музея

Несмотря на обстоятельства, вызванные войной, Музейная комиссия продолжала подготовительные работы по организации музея.
Так, в связи с неясностью сроков передачи помещений музея в распоряжение Комитета, было решено «все коллекции, представляющие, бесспорно, музейную ценность, каковы коллекции покойных членов Комитета Ф.Н. Чернышева, С.Н. Никитина, Н.А. Соколова, А.О. Михальского и Н.А. Богословского, теперь же поместить в коридорах третьего этажа..., начать учет коллекций и сохранить коридоры в однообразном и достаточно красивом виде».
Было также вынесено решение о том, чтобы геологи, выезжающие на полевые работы, дополнительно собирали геологические образцы для музея. Комиссией была составлена специальная инструкция по сбору коллекционных материалов.
Военным лазаретом помещения музея были заняты на длительный срок: он сохранялся и в годы гражданской войны, до конца 1921 г. Из-за этого пришлось отложить работы в музее и заниматься только рассмотрением и обсуждением вопросов, связанных с организацией музея. Неудача следовала за неудачей. Заведующие отделами получили извещения от заграничных фирм, что в связи с обязательствами военного времени они не могут выполнить принятые заказы на изготовление мебели. Решено было просить фирмы «Мальцер» и «Бауман», находящиеся в России, выполнить заказ на музейные витрины и коллекционные шкафы.
В последующие годы Музейная комиссия по-прежнему рассматривала организационные вопросы: о штатах и ассигнованиях для музея, о положениях заведующих отделами, о дополнительных сборах коллекционных материалов и, главным образом, о приведении в порядок коллекций Геологического комитета, их учете, регистрации, инвентаризации и хранении.


«Дело о личном составе музея с 1914 г.» (материалы 1920-х годов)

Были детально разработаны правила и порядок регистрации коллекций Комитета, которые были одобрены Присутствием Геологического комитета. Начиная с 1916 г. музей Геологического комитета приступил к систематическому приему, учету и регистрации геологических коллекционных материалов.
Музейная деятельность в Геолкоме не прекращалась и в годы коренного изменения экономического уклада в стране. В 1918 г. для музея было составлено новое штатное расписание, согласно которому вводились единицы заведующего музеем, трех палеонтологов, двух петрографов и одного минералога. На должности палеонтологов были избраны А.А. Борисяк, М.Д. Залесский и Н.Н. Яковлев, петрографа - Ф.Ю. Левинсон - Лессинг. Чуть позже оставшиеся вакантные должности петрографа и минералога были заняты Е.С. Федоровым и Д.В. Никитиным. Желающих на должность заведующего музеем не находилось, и позже, в 1919 г. новым положением о Геолкоме вместо нее была введена должность хранителя музея.

С 1920 г. музей входит в новый период деятельности - активной подготовки экспозиций для доступа широкой публики. Музейная комиссия преобразуется в совет музея, куда вошли видные ученые - А.А. Борисяк, В.Н. Вебер, А.П. Герасимов, М.Д. Залесский, А.Н. Рябинин, Н.И. Свитальский, А.В. Фаас, Н.Н. Яковлев и М.Э. Янишевский. Председателем совета был избран П.И. Степанов, секретарем - Я.С. Эдельштейн. Комиссия на протяжении 10 лет проводила интенсивную работу по организации экспозиций и формированию трудоспособного коллектива по различным аспектам музейной деятельности.


Коллектив музея, 1920-е годы

К весне 1921 г. военный лазарет выехал из здания Геолкома, освободив помещение музея. Начался ремонт кабинетов и залов, который протекал очень медленно. Для систематического пополнения музея новыми геологическими коллекционными материалами Совет музея разработал специальную инструкцию по сбору коллекций и подготовил к печати талонную книжку этикеток к образцам.


Этикетка для коллекционных образцов музея Геолкома

Директор Геологического комитета дал указания геологам, чтобы в период полевых геологических работ отбирались образцы для музея.
В течение 10 лет шла активная подготовительная работа к открытию музея. Уже на этом подготовительном этапе в коридорах Геолкома организовывались выставки коллекций, иллюстрирующие работы геологов комитета, проводилась подборка коллекций для других организаций, шло непрерывное пополнение отделов музея новыми экспонатами.
Большое внимание в Геолкоме уделялось воспитанию музейных кадров. П.И. Степанов, вплотную занимавшийся этим вопросом, отмечал: «Организация всякого музея - это ответственнейшая научно-исследовательская работа, требующая от работника помимо знания и высокий художественный вкус. Музей должен быть изящным и красивым. Поэтому музейный работник - это особый вид работника. Это, во-первых, любитель своего дела, а во-вторых - энтузиаст».
В 1922 г. в преддверие 1 Всероссийского съезда геологов совет музея организовал выставку по ряду месторождений полезных ископаемых и геологическому строению Алтая и окрестностей Петрограда. Образцы были размещены в 29 витринах-столиках в коридорах,


Выставка полезных ископаемых в коридорах Геолкома

а в октябре 1922 г. витрины и коллекционные материалы стали перемещать в современные помещения музея.

 

 

 

 

 

 
Обустройство экспозиций музея в 1920-х годах

Первой этого удостоилась коллекция Н.Ф. Погребова по Веймарнскому (Кингисеппскому) району, подготовленная Р.Ф. Геккером.
Начиная с 1923 г. в музее в ограниченном объеме стала проводиться экскурсионная деятельность.
В 1925 г. препаратором Н.П. Степановым под руководством и при непосредственном участии А.Н. Рябинина и В.Н. Вебера был смонтирован впечатляющий скелет манджурозавра, найденный в бассейне р. Амура.
Много внимания уделяется поискам технических решений представления каменного и графического материала. Активный труд всего коллектива позволил подготовить музей к открытию для широкой публики.


Залы музея перед открытием для публики, 1930 г.

2 мая 1930 г. состоялось официальное открытие музея для посетителей.


Залы музея перед открытием для публики, 1930 г.

Директором музея был назначен академик П.И. Степанов. В этом же году музею было присвоено имя Ф.Н. Чернышева, а с 1935 г. он стал научно-исследовательским и получил название «Центральный научно-исследовательский геологоразведочный музей имени академика Ф.Н. Чернышева».

Музей Геолкома был одним из первых специализированных в стране музеев, открытых для широкого спектра посетителей: специалистов, студентов, школьников, любителей камня. По мнению П.И. Степанова, в задачи музея входило: «Во-первых, знакомить специалиста-геолога и разведчика недр со всем тем, что сделано в изучении геологического строения территории страны и горных богатств; во-вторых, помогать созданию новых кадров геологов-разведчиков; в-третьих, широко популяризировать геологоразведочные знания среди трудящихся масс, вовлекая их в исследовательскую работу».
Ведущим направлением научно-исследовательской деятельности музея с первых дней стала разработка экспозиций по отдельным регионам и по видам минерального сырья. Каждая тема раскрывалась комплексно: графическим, текстовым и каменным материалом.




Экспозиции музея, 1930-е годы

В преддверие XVII сессии Международного геологического конгресса 1937 г., в музее были обновлены экспозиции в отделах геологической карты и полезных ископаемых.
Музей активно популяризировал свою деятельность. В 1930-1940 гг. были опубликованы 12 путеводителей, написанных доступным языком и адресованных посетителям, не имеющим специального геологического образования, что являлось частью большой просветительной работы, включавшей и экскурсионную деятельность. Если в 1930 г. в музее были проведены только 38 экскурсий (1 382 посетителя), то в 1935 г. их было уже 786 (18 703 посетителя).


Стенд с информацией о просветительной деятельности музея


Экскурсия в музее для красноармейцев

В эти годы в музее работает кружок юных геологов, в котором занимались до 250 человек и многим из которых музей дал «путевку в геологию», проводились беседы и лекции, был организован кинолекторий.




Работа с юными геологами

С 1932 г. начали проводиться временные выставки в заводских и фабричных клубах, парках культуры и отдыха, которые посетили сотни тысяч человек. Музей создал в пригородах Ленинграда опорные экскурсионные базы, где читались лекции и проводились геологические экскурсии по окрестностям.




Популяризация геологических знаний вне стен музея

В годы Великой отечественной войны и блокады Ленинграда в музее прекратились научно-производственная деятельность ЦНИГР музея.
В связи с непосредственной угрозой, нависшей над Ленинградом, коллектив музея принял все возможные меры для сохранения коллекционного фонда. Начиная с первых дней войны все сотрудники были переключены на работы, связанные с подготовкой коллекций, инвентаря и оборудования к сохранности от бомбежек и разрушений. Наиболее ценные научные геологические коллекционные материалы, главным образом монографические палеонтологические оригиналы, а также уникальные образцы минералов и полезных ископаемых были уложены в ящики и переданы на хранение в подвалы Ленинградского горного института, куда было направлено 479 ящиков, содержащих около 80 тысяч образцов. Выставочные образцы из витрин музея были также убраны, и уложены в магазинные ящики витрин, а частично упакованы в 275 ящиков и перенесены в подвалы здания ВСЕГЕИ. Крупные штуфные образцы оставались в залах музея, закрытые специальными деревянными колпаками. Эта трудоемкая и кропотливая работа велась два с половиной месяца. Кроме того, из деревянного склада-сарая, находящегося во дворе ВСЕГЕИ, часть ящиков с коллекциями пошла на укрытие окон первого этажа здания и около 2500 ящиков было вывезено на окраину города. Упаковка коллекций, приборов, оборудования проводилась по детально разработанному плану. Каждая выставочная тема, каждая отдельная коллекция упаковывалась в ящики, на которых ставился номер витрины и номер выставочного окна, откуда были взяты образцы. Такая система упаковки после окончания войны дала возможность в кратчайший срок восстановить экспозиции в залах музея. Работоспособные сотрудники музея были мобилизованы на оборонные работы, часть их была выделена для дежурств во время воздушных тревог. В связи с условиями военного времени было произведено значительное изменение в штате музея: начиная с середины III квартала 1941 г. некоторые сотрудники выбыли из Ленинграда, некоторые были мобилизованы в Советскую Армию, частично штаты были сокращены. Директор музея академик П. И. Степанов был вызван из Ленинграда и руководство музеем возложено на П.Н. Варфоломеева.
Из 64 человек штата музея к 25 августа 1941 г. осталось 27, из них 7 были полностью освобождены от работы в музее, т.к. они были включены в команды МПВО и пожарную ко-манду ВСЕГЕИ. Таким образом, оперативную работу музея выполняли 20 сотрудников, которые, кроме того, несли сменное круглосуточное дежурство по охране музейного имущества и инвентаря.
В тяжелых условиях, без отопления и освещения, в суровую зиму 1941-1942 гг. сотрудники продолжали свою работу. Условия становились все более тяжелыми, а сил оставалось все меньше и меньше. От голода и болезней умерли Б.П. Асаткин, Н.А. Башмакова, А.В. Белоликов, В.Ф. Белявская, С.В. Боголюбова, Г. Т. Вебер, Е.С. Воробьев, К.Г. Иосса, Г.О. Михалюнас, В.Н. Никифорова, Л.Н. Пескова, А.В. Фаас. Защищая родной город, на фронте погиб экскурсовод А. Т. Захаров.
В период обстрелов и бомбежек в декабре 1941 г. осколками от снарядов были повреждены центральные купола здания, частично чердачное помещение и стеклянные потолки центрального зала, было выбито около 40 окон.






Залы музея в 1941-1942 гг.

Разбитые окна забивались фанерными щитами, залы музея постепенно очищались от битого стекла, обвалившейся штукатурки и мусора. 24 апреля 1942 г. в результате артиллерийского обстрела один из крупных снарядов, пробив крышу здания, разорвался на чердаке. Громадная площадь потолка была разрушена, разбиты стекла почти во всех окнах и витринах центральных залов музея. Стеклянные купола здания были почти полностью разрушены, из-за чего залы музея в дальнейшем страдали от дождей и снега. Приходилось ежедневно заколачивать окна фанерой, картоном, убирать грязь и мусор с паркетных полов. Было заколочено более 80 окон.
К маю 1942 г. в штате музея осталось 12 человек: старейшие сотрудники музея: П.Н. Варфоломеев, исполнявший обязанности директора музея, Т.Е. Вульф, 3.Д. Григорьева, А.И. Евгенова, Н.Н. Лобашева, М И. Яхонтова - старшие научные сотрудники, Л.А. Истратова, Т.М. Мальчевская, К.А. Ревунова, А.П. Соболева - младшие научные сотрудники, Н.А. Гусман, Е.И. Полонская - бухгалтеры, В.П. Кумпан, А.Н. Тимофеева, В.Н. Никифорова - коллекторы, А.Г. Осипова - курьер.
Несмотря на отсутствие сил, все сотрудники музея, кроме выполнения своих прямых обязанностей, участвовали в общегородских работах: на строительстве оборонных сооружений в окрестностях Ленинграда, устройстве огородов, заготовках дров на зиму, очистке улиц от снега. Кроме того, сотрудники вели просветительную работу: лекции проводились в основном в Военно-морском госпитале №2. Для нужд оборонной промышленности систематически разбирался весь дублетный коллекционный материал и отбирались образцы нужных видов минерального сырья.
Обстрелы и бомбежки осложняли и ухудшали общее состояние помещений музея: обвалы и сырость разрушающе влияли не только на сохранность музейной мебели, но и на некоторые виды коллекционных материалов, например на коллекции солей, на некоторые типы колчеданных руд, ископаемых углей и др.

Война нанесла музею значительные повреждения, и в годы восстановительных работ сотрудники музея, ВСЕГЕИ и библиотеки, из которых были организованы специальные бригады, принялись залечивать эти раны. Тонны мусора, грязи, осколков стекол, глыб обвалившейся штукатурки, кирпича были вынесены из кабинетов, залов музея, здания ВСЕГЕИ и библиотеки.


Начало восстановительных работ, 1944 г.


Восстановление скелета утконосого динозавра, 1945-1946 гг.

Одни выносили мусор, другие освоили профессию стекольщиков и, подвешенные на люльках, стеклили купола здания и окна кабинетов и выставочных залов. Осваивались различные специальности; каждый стремился поскорее создать хотя бы минимальные условия для исполнения своих прямых обязанностей. Первый этап работ был пройден, затем, по окончании войны, специальные строительные организации завершили восстановление здания и помещений музея.
Начиная с сентября 1944 г. штатный состав музея был увеличен до 28 человек. «Костяк» музея состоял из уцелевших в тяжелые годы блокады сотрудников с большим производственным стажем.
В 1945 г. все коллекции были перевезены из подвалов Горного института, проверены и заактированы. Было установлено, что в годы войны погибли всего 35 ящиков с коллекциями – около 7% от общего количества. Геологические коллекционные материалы, картотеки, рукописные работы и ценные издания, хранившиеся в подвалах ВСЕГЕИ, полностью сохранились.

В первые послевоенные годы были восстановлены в своем довоенном облике почти все экспозиции, для чего пришлось просмотреть более 400 000 образцов, написать более 20 000 выставочных этикеток и тысячу аншлагов, подготовить соответствующую графику. 1 ноября 1947 года ЦНИГР музей вновь был открыт для широкой публики.
К сожалению, академик П.И. Степанов, который руководил музеем около 30 лет, из-за ухудшающего здоровья не смог вернуться к музейной деятельности, в августе 1947 г. его не стало. В его лице и музей и отечественная наука потеряли выдающегося организатора, замечательного ученого и высокопрофессионального знатока музейного дела.
В 1949 г. - начале 1950 г. руководство музеем осуществлял член-корреспондент АН СССР В.П. Ренгартен. В апреле 1950 г. директором был назначен П.Н. Варфоломеев. Научная деятельность музея направлялась музейным советом, во главе которого в 1954-1962 гг. стоял заместитель директора ВСЕГЕИ А.П. Марковский.
В связи с расширением геологической изученности территории страны и накоплением нового фактического материала, возникла необходимость перепланировки экспозиций регионального отдела. В 1954 г. была создана рабочая комиссия под председательством С.А. Музылева, в состав которой вошли ведущие специалисты ВСЕГЕИ - Л.И. Боровиков, Е.П. Брунс, В.Н. Верещагин, Н.П. Луппов, К.Н. Паффенгольц, А.П. Ротай, Т.Н. Спижарский и другие.
Комиссией была предложена новая схема геологического районирования территории страны, в соответствии с которой перераспределялся имеющийся и располагался вновь поступающий коллекционный материал.


Работы по обновлению экспозиций в залах региональной геологии

В дальнейшем, по мере поступления новой геологической информации, экспозиции по региональной геологии поочередно обновлялись. В качестве консультантов значительную помощь в данной работе оказывали К.Н. Паффенгольц, Л.И. Красный, Б.П. Марковский, П.К. Чихачев, В.Р. Мартышев, В.П. Нехорошев и другие геологи ВСЕГЕИ.
В 1959 г. была проведена реэкспозиция выставок по месторождениям полезных ископаемых на генетической основе; в качестве консультантов были привлечены ведущие специалисты ВСЕГЕИ - П.М. Татаринов, Н.К. Морозенко, П.П. Боровиков, В.Г. Грушевой, Д.В. Рундквист, Н.Н. Сарсадских, Н.Н. Курек и другие.


Обновленные экспозиции залов полезных ископаемых

Сотрудники музея активно участвовали в подборе экспонатов для международных выставок в Брюсселе (1957), Милане (1958), Нью-Йорке (1959), Генуе (1964), Монреале (1966).
В 1961-1962 гг. директор ЦНИГР музея П.Н. Варфоломеев организовал музей Главного геологического управления Вьетнама. Была оказана помощь в создании геологических музеев на Кубе (1986) и в Афганистане (1988).




Геологический музей в Гаване, созданный с помощью сотрудников ЦНИГР музея

Интенсивный обмен геологическими образцами между ЦНИГР музеем и родственными организациями за рубежом приносил взаимную пользу, в музее представлены коллекции более чем из 50 стран всех континентов мира.
Более 25 лет музеем руководил заслуженный геолог России П.Н. Варфоломеев, благодаря энергии , инициативе и энтузиазму которого музей все эти годы рос и развивался. В 1976 г. его не стало. Обязанности директора временно исполнял заместитель директора ВСЕГЕИ С.В. Егоров. В 1978 г. директором ЦНИГР музея был назначен О.А. Соболев.
Знаменательным событием в жизни музея явилась передача ему на постоянное хранение из Государственного Эрмитажа уникального творения российских камнерезов - мозаичного панно «Индустрия Социализма», созданного в 1937 г., которое, после проведения реставрационных работ, было открыто для обозрения 14 мая 1990 г.
К сожалению, О.А. Соболев не дожил до этого дня, 2 апреля 1990 г. он скоропостижно скончался в расцвете сил и творческих замыслов. С 1990 по 2005 г. директором музея был А.М. Карпунин, который руководил музеем в сложный перестроечный период.
В 2008-2013 гг. был проведен комплекс реставрационных работ, направленных на обеспечение сохранности уникального экспоната и возвращения ему первоначального облика. Мозаичный набор был перенесен на сланцевую основу и был восстановлен накладной декор из драгоценных и ювелирно-поделочных камней, обозначавших предприятия различных отраслей промышленности.
Основными задачами деятельности ЦНИГР музея в настоящее время являются комплектование, учет, хранение и организация использования федерального фонда геологических коллекций и формирование из них эталонных коллекций по опорным разрезам, стратотипам, петротипам и типовым массивам картографируемых подразделений серийных легенд государственных геологических карт нового поколения ГК-1000/3 и ГГК-200/2, а также популяризация геологических знаний и достижений отечественной геологии.


Яндекс.Метрика